MBA: чудес не бывает

 
mba_чудес_не_бывает.jpg
 

Получение MBA в Cambridge Judge Business School в 2019-2020 гг обойдется в £55 000 в год, в Columbia Business School — от $110 000. Одни считают, что интенсив, стоимость которого превышает среднюю годовую зарплату junior management consultant в Великобритании, способен перевести карьеру выпускника в турборежим — прежде всего, за счет драгоценных связей, которые иначе не добудешь. Для других получение MBA — не более чем покупка статусной строки в CV. И лучше, если эту покупку оплатит ваша компания.

Чтобы понять, стоит ли игра свеч, мы пообщались с пятью обладателями MBA. У них разные профили, разные бизнес-школы, но они солидарны в одном: программа — не волшебная карьерная таблетка, которая работает для всех без исключений. И уж точно не стоит получать MBA просто «чтоб было». Разбираемся, что это за инструмент и кому он на самом деле нужен.

В обсуждении участвовали:

  • Алексей Сахаров, выпускник London Business School и Columbia Business School.
    До MBA — COO, Director – UniCredit Securities Markets and Investment Banking subsidiary.
    Сейчас — финансовый директор в проектах для частных инвестиционных фондов.

  • Василий Ситников, выпускник The Open University.
    До MBA — Product Manager.
    Сейчас — Head of Global Delivery.

  • Юлия Колбасова, выпускница Westminster Business School.
    До MBA — глава образовательного отдела в небольшой лондонской компании в области образовательного консалтинга.

    Сейчас — основатель и владелец компании, инвестор.

  • Сергей Комягин, выпускник INSEAD.
    До MBA — директор департамента по работе с бизнес-партнерами IBM.
    Сейчас — возглавляет международную компанию Promethean в России и СНГ.

  • Екатерина Зорина, выпускница London Business School.

    До MBA — Директор по маркетингу и стратегическим коммуникациям в известной нишевой компании в Москве.

    Текущую позицию не называет.

MBA — как диплом пилота: нужен только тем, кто собирается летать

«MBA — это курсы вождения самолета, — считает Алексей Сахаров, выпускник London Business School и Columbia Business School. — Кто-то всю жизнь ездит на велосипеде, кто-то водит машину или мотоцикл. Кто-то ходит пешком. Но так или иначе вы перемещаетесь из точки А в точку Б. Вопрос, нужен ли вам MBA, — это вопрос о том, хотите ли вы пересесть в самолет.  

При этом есть огромное количество бизнесов, которые прекрасно обходятся и так. Если вы, условно, торгуете пирожками у метро, вам надо уметь отбиваться от бандитов и экономить на закупке муки. Диплом пилота вам ни к чему. Но в какой-то момент вы понимаете: все, самолет».

Василий Ситников, за плечами у которого MBA в британском The Open University, поступил в школу, уже находясь «на взлетной полосе» — когда карьера резко пошла в гору. Сфера деятельности стала шире, штат сотрудников увеличился и стало понятно, что без специальных знаний не обойтись.

А для Юлии Колбасовой, окончившей Westminster Business School в Лондоне, аргументом в пользу MBA послужила внутренняя потребность в профессиональной перестройке. «Просто пришло время вытолкнуть себя из зоны комфорта и вернуть в стимулирующую академическую атмосферу. Первое высшее я получала в сфере языков и коммуникации за восемь лет до поступления на MBA. Это довольно «софтовые» навыки, а мне хотелось получить знания в области финансового здоровья компании, маркетинга, предпринимательства, генерации идей, инноваций, стартапов и так далее. Цифры были для меня тогда абсолютнейшим полетом в космос. Я осознанно стремилась развить в себе новые установки».

«Можно ли не идти в летное училище? Да, — уверен Алексей Сахаров, — можно научиться водить магистральный самолет самостоятельно. Можно ли нанять пилота? Да, тогда вы будете сидеть внутри и указывать, куда лететь. Заменит ли MBA практический опыт? Нет, не заменит. Но он даст вам возможность сесть за штурвал самолета — может быть, в виде симулятора — и посмотреть, как это. Какие бывают аппараты, откуда они берутся, как работают. При этом MBA — это не только курсы вождения. Иногда это еще и сам самолет».

MBA — не рыба, а удочка

Однако просто обменять два года обучения и годовую зарплату на более высокую должность не получится — MBA так не работает. В большинстве бизнес-школ так или иначе отлажен механизм поиска работы для выпускников, однако каким бы совершенным он ни был, чудес ждать не стоит: даже если степень приоткроет доступ к определенным должностям, завоевывать их придется самостоятельно.

«Сама по себе МВА не дает никакого преимущества, — говорит Сергей Комягин, выпускник INSEAD. — Главное преимущество – то, как вы используете полученные знания, каких результатов достигаете. Если в компании излишне котируется МВА или какая-то иная статусная вещь, жизнеспособность такой компании вызывает у меня вопросы».

«Я знаю, что в странах с развивающейся экономикой — допустим, в Южной Америке или Азии — любого выпускника MBA буквально сметают с рынка, поскольку уровень образования специалистов в этих странах не дотягивает до актуальных экономических нужд. А в странах первого мира конкуренция намного выше, так что придется выложиться на полную» — говорит Юлия Колбасова.

«Не стоит ожидать, что за вами будет стоять очередь из работодателей, — предупреждает Екатерина Зорина, выпускница London Business School. — За лучшие компании сражаются студенты MBA по всему миру, и вы ничем от них не отличаетесь. Ваша ответственность — проявить себя перед работодателем».

«Не надейтесь, что на вас посыплются титулы и блага только от того, что вы выпускник, — подтверждает Василий Ситников. — Если в России MBA, скорее, ярмарка тщеславия, то за рубежом — необходимая управленцу квалификация. При этом главное, что дала мне программа, — способность воспринимать бизнес-контекст и принимать в нем решения на основе структурированного анализа. Это практическая польза от обучения, которая пригождается мне каждый день».

«Для меня наиболее ценным стало понимание того, как большие руководители смотрят на бизнес, как они оценивают происходящие в стране и мире события, — говорит Сергей Комягин. — Все это многократно помогало мне корректно общаться с подобными людьми в новых бизнес-проектах с различными компаниями».

«Когда я смотрела на своих знакомых — выпускников МБА, они всегда чем-то неуловимо отличались от других, — рассказывает Екатерина Зорина. — И мне всегда хотелось приобрести это неуловимое для вербализации качество. Только на MBA я поняла, то это. Это open-mindedness — принятие всех культур, точнее, умение видеть в них не отличия, а одинаковые черты. Вера в свои силы, вера в тяжелый труд, а не в талант. Я стала очень организованной».

Для Алексея Сахарова главное приобретение MBA — способность решить проблему или понять, как она решается, практически в любом месте мира. «Даже в несчастном Катаре я за два дня нашел четырех людей, которые помогли мне решить поставленную задачу. Такой круг общения можно приобрести в разных местах, не только на программе MBA. Можно, если вы служили в ООН и вас мотало по всему миру. Можно в инвестиционном банкинге. Наверное, можно, работая волонтером в Красном кресте».

«После MBA я уверена, что все постижимо. Если есть вопросы, я всегда найду релевантного человека в своей сети контактов и он расскажет, как решить задачу, — говорит Екатерина Зорина. — MBA — это как семья по всему миру. Выпускники есть в любой компании, на любой должности, в любой стране. Это дает возможность не чувствовать себя одинокой. Когда я переехала в Берлин, то встретила на улице одноклассника, и через полчаса он добавил меня в закрытую группу выпускников London Business School в Берлине. Мы вместе ездили на экскурсии. Так что я никогда не переживаю, что останусь одна во время путешествия — обязательно найду кого-то на кофе».

Главный take Юлии Колбасовой — понимание, что в жизни нет, пожалуй, ничего, что она не смогла бы сделать. «Нужно биофизику освоить — я и это смогу сделать при правильном распределении времени и правильной настройке мозга. Кроме того, мне удалось разрушить в себе установки вроде “ой-ой, я боюсь цифр!”. Сейчас я могу поверхностно прочесть бухотчет любой компании. Мелочи, естественно, уходят из памяти, а фундаментальные знания остаются».

Юлия также отмечает, что в перезагрузке профессионального «я» ей помогло развитие навыка саморефлексии, которому на программе уделялось особое внимание. «Нас заставляли вести дневник, в который мы должны были писать обо всех наших сложностях, недовольствах, неудобствах при работе с коллегами. Поначалу это давалось мне очень-очень тяжело. Возможно, этот навык можно было получить и более простым способом, но для меня он стал вторым большим приобретением на MBA».

Ценность MBA не в содержании, а в формате обучения

Популярная претензия к MBA: ни одна бизнес-школа не дает уникальных знаний или инструментов, а лишь систематизирует все то, что студенты накопали бы сами — и намного дешевле. По сути, это справедливо по отношению ко многим образовательных программам — другое дело, готовы ли вы тратить время на самообразование. Это также напоминает известный феномен из люксовой косметики, когда нам кажется, что средство за такие деньги просто не может не принести результат.

rawpixel-799380-unsplash.jpg

Курсы действительно упаковывают информацию в удобные структурированные блоки. Но просто «проглотить» ее не получится. «Не стоит думать, что получать MBA в британском университете — это увеселительная прогулка» — предупреждает Василий Ситников. Обучение в бизнес-школе — это задачка на эффективное использование собственного времени. Если вы не готовы к марафону, то лучше не начинать. «В любой статье для абитуриентов пишут: спрячьте телевизор в кладовку, забудьте номера своих друзей на ближайшие пару лет. Это совершенно справедливо, — считает Юлия Колбасова. — Особенно когда получаешь MBA без отрыва от производства».

По мнению Юлии, программа не имеет ничего общего с магистратурой или бакалавриатом. MBA — стопроцентный выход из зоны комфорта: в тебя бросаются кусками информации, никто не подстраивается под ваш темп, под вашу готовность или неготовность работать в команде. «У подачи знаний в группе есть динамика, — добавляет Василий Ситников. — Этого в интернете не отыщешь».

«Уникального ничего нет, — считает Алексей Сахаров. — Все, что я узнал на MBA, я мог бы прочитать сам. Вопрос, стал ли бы я это делать. Вот, скажем, в США отставным военным после десяти лет службы оплачивают MBA. У офицера есть высшее военное образование, он занимается инжинирингом или вождением кораблей, имеет все технические знания. Ему нужно сделать career change — он хочет заниматься логистикой и транспортом. Он получает понятное бизнес-образование, которое прекрасно ложится на его образование пилота вертолета, морского офицера или радиста. Сколько понадобится времени, чтобы успешно переучить пилота по книжкам и статьям из интернета — не знаю. А так — два года».

Что действительно уникально — формат peer learning, который все без исключения собеседники EP Advisory относят к главным приобретениям курса. Юлия Колбасова называет это особой энергией: в одном месте в одно время собираются профессионалы из самых разных областей, которые инвестировали серьезные деньги и массу времени ради одной и той же цели. Совместная работа позволяет замерить собственные способности, навыки и компетенции, чтобы определить зоны роста. «В одной команде могут сойтись совершенно разные люди. У них разное восприятие действительности, эффективности, плюс накладываются особенности менталитета. Это очень сложно где бы то ни было еще, и это безумно полезно для жизни».

«Моя программа позволила мне посмотреть, условно, из своей песочницы в другие песочницы, — говорит Алексей Сахаров. — Обычно они слишком далеко, их видят разве что люди за пределами твоего круга общения. На программе же в силу формата peer to peer ты понимаешь, как люди пришли к своим результатам. Как начинали — на Ближнем Востоке, в Индии, Европе, России, Англии, США. Чему научились, через что прошли. Наверное, эти знания есть где-то еще. Для меня они были в MBA».

«В процессе прохождения программы полностью меняется восприятие внутреннего взаимодействия социума в бизнес-аспекте, — говорит Василий Ситников. — Понимаешь, как работают предприятия, что они представляют собой с их тонкой внутренней структурой и всевозможным многообразием организационных культур. Как работают глобальные рынки и экономика в целом. Ничему из этого нельзя научиться где-то еще».

Сергей Комягин, в свою очередь, считает, что МВА – это возможность разобраться в опыте людей, повидавших в жизни гораздо больше тебя самого. Это помогает критически отнестись к своим поступкам и к своему опыту: «Для меня уникальными оказались лекции высоких руководителей бизнеса из разных стран. Находясь только на уровне своей страны трудно получить взвешенную картину мира».

Программа программе рознь

Бизнес-школы, предоставляющие квалификацию MBA, как отели: количество «звездочек» — далеко не единственный критерий, по которому они отличаются друг от друга. Специфика курса зависит от преподавательского пула, от того, какая аудитория преобладает в вузе, а также от того, какой тип ведения бизнеса превалирует в стране, какая у нее экономика.   

Например, в Westminster Business School формально есть модули по запуску бизнеса, однако аудитория нацелена, скорее, на продвижение по карьерной лестнице в корпорациях. В The Open University учится много государственных служащих, поэтому программы адаптированы под эту группу студентов: для специалистов, нацеленных на развитие в госструктурах, это явное преимущество.

А в отечественном Сколково, например, — явный уклон в сторону частного предпринимательства и стартапов. Сергей Комягин добавляет, что часто встречается с нацеленностью на собственный бизнес среди молодых управленцев. Однако на его взгляд, это опасный и даже ошибочный выбор, основанный на наборе стереотипов, а не фактов: «Достаточно просто посмотреть на текущую статистику банкротств в России». По мнению же Алексея Сахарова, это не хорошо и не плохо — каждая страна понимает, какие самолеты и какие летчики ей в данный момент больше нужны.

Словом, выбирать бизнес-школу логично не по количеству «звездочек», а по профилю. Планируете работать в финансах — ищите специальность «Finances», в строительстве — «Construction and Infrastructure Management», например. В некоторых же случаях специализированная магистерская программа может быть и выгоднее, и эффективнее, чем MBA. Во-первых, если обучение — ваша личная инвестиция, а не вложение компании: £15 000 за магистратуру очевидно окупятся быстрее, чем £55 000. Во-вторых, если вам нужна узкоспециализированная программа — скажем, нейромаркетинг: в магистратуре ряд supporting disciplines изучается максимально глубоко, и знания потом будет легче применять на практике.   

А что с географией? Если сила MBA — в обретении связей, то, возможно, есть смысл получать образование в той стране, в которой планируешь дальше работать?

Василий Ситников считает, что поскольку рынки сейчас глобальны, университет лучше тоже выбирать глобальный. Ради локальных бизнес связей можно выбрать местную школу, но со временем это начнет тормозить. По мнению Сергея Комягина, обучение «в двух шагах от производства» и вовсе чревато ростом стереотипов, что в дальнейшем может привести к заметным ошибкам в управленческих решениях.

MBA не привьет вам «ген управленца»

«Среди слушателей в России я часто встречаю мнение: сейчас меня научат быть великим управленцем, — отмечает Сергей Комягин. — Именно поэтому у российских работодателей бывает настороженное отношение к сотрудникам с дипломом MBA. В Европе и США я встречаю более спокойное отношение с обеих сторон».

Екатерина Зорина считает, что за рубежом к MBA в целом привыкли больше, в России обучение пока воспринимается как пустая трата денег. «Хотя я бы сказала, что эта зависимость не по странам, а по индустриям. В инвестиционном банкинге, стратегическом консалтинге очень хорошо понимают ценность выпускников MBA. В остальных сферах — зависит от компании и руководства. Если, например, топ-менеджер компании сам получал MBA, он лучше поймет кандидата со степенью».

«В России вообще лучше помалкивать, что вы дипломированный управленец, — согласен Василий Ситников. — Вас сочтут за позера и члена масонской ложи. Опасного типа, в общем. А вот в международном бизнесе без этого образования карьеру сделать гораздо сложнее. Здесь ценятся полученные вами навыки».

Как бы то ни было, идти на программу только для того, чтобы «сделать из себя руководителя», — плохая идея. Готовность принимать решения и брать на себя ответственность — тот минимум навыков, который уже должен быть в вашей папке абитуриента. Цель MBA — научить вас использовать их на разном бизнес-ландшафте и в разных условиях.

По мнению Екатерины Зориной, диплом бесполезен для тех, кто смотрит на МBА как на shortcut к резкому скачку карьеры: «Обычно каждый получает результат, пропорциональный прежним достижениям. Например, многие компании ценят бывших консультантов или тех, кто работал в западных компаниях, чей карьерный путь для них понятен. Ожидание мгновенного оглушительного успеха может вызвать огромное разочарование».

Работа с кейсами в бизнес-школе — преимущество для тех, кто не может позволить себе годами нарабатывать трудовые мозоли. «Упражняться на живом “пациенте” вам никто не даст, — говорит Василий Ситников, — так что в полях так и будете по грязи всю жизнь пробираться. А знания, полученные на программе и постепенно внедряемые в практику, позволяют совершать полезные для предприятия шаги и нарабатывать положительный опыт».

«Теоретические знания в симбиозе с практикой дают реально клевый результат, — согласна Юлия Колбасова. — В реальности можно очень долго и упорно пытаться решать какие-то HR-задачи. Но если есть теоретические знания — хотя бы по психотипам сотрудников и партнеров, как с кем взаимодействовать, — это подкрепляет практику. Иначе придется вкалывать несколько лет, пока ваш опыт не уложится в голове в статистику».

Однако работа с кейсами может быть бесполезна, если ваши реальные ежедневные вылеты круче «авиасимулятора» MBA, — скажем, если вы как собственник крупного бизнеса давно привыкли выходить из крутых бизнес-пике. По наблюдениям Юлии, если такие специалисты систематически прокачивают себя курсами, коучингом, разными мероприятиями, они с тем же успехом достигают целей, к которым стремятся выпускники MBA. У них уже есть уверенность в себе, за которой в том числе идут в бизнес-школы. Платить за диплом в этом случае бессмысленно.

По мнению Сергея Комягина, знания, которые дает курс, помогают шире смотреть на профессиональные процессы и принимать сбалансированные решения. «Но при этом на уровне операционной деятельности МВА может быть недостаточно эффективен, — отмечает Сергей. — Я знаю ряд примеров, когда собственники компаний пытались по итогам обучения прямолинейно внедрять полученные знания. Часто это приводило к отрицательным последствиям». По мнению Сергея, MBA — это, прежде всего, приглашение подумать над своей профессиональной деятельностью со стратегической точки зрения, «с высоты птичьего полета». Выйдя на такой уровень, сотрудник уже имеет за плечами много успешных проектов, а не просто корочки МВА. По этим проектам и судят о человеке.

«Если меня сейчас спросить, рекомендую ли я кому-нибудь MBA, я не подпрыгну на месте и не закричу сразу же “Да!”, как делала в первый год после окончания, — признается Юлия Колбасова. — Но это говорит человек, которого частично сделала программа. Это такой круговорот: именно диплом MBA дал мне ту уверенность, тот уровень осознанности и кругозора, которые сейчас заставляют меня говорить – да, ту же информацию можно добыть и другими способами. Просто некоторым людям полезно окончить бизнес-школу, чтобы серьезно эволюционировать по сравнению с собой предыдущим».

Ищете работу на руководящей должности? Вот правила подготовки Executive CV. Сомневаетесь, что вся эта корпоративная карьера вам вообще нужна? Читайте интервью с юристом, подавшимся в художники!