Юлия Мартынова. Прощай, юрист – здравствуй, художник

Меньше всего у нас [пока что] вышло статей о творческих профессиях. С художницей Юлей Мартыновой мы решили эту ситуацию исправить и поделиться миром искусства, бумажных самолетиков, синеглазых бухт и одной большой историей перехода из офисной корпоративной культуры в свободное плавание арта. Ричард Брэнсон и несколько именитых галерей тоже были замечены. Полетели!


Не люблю по порядку, но без него нельзя. Твой бэкграунд?

!_лучше качество.jpg

Я почти всю жизнь была юристом. У меня масса профильных образований, даже хотела получать еще, но куда уж больше. С самого начала я хотела попасть в художку, но папино «пусть сперва на юриста, финансиста, программиста, а потом рисует в свое удовольствие» стало моим провидением.

Кратко пробежимся по проектам?

Я родом из Казахстана, успела поработать и там, и тут в нефтянке. Тут – в Абердине [Шотландия]. Потом был Лондон и «Роснефть». До сих пор с улыбкой вспоминаю наши еженедельные переговоры с российским офисом и подрядчиками. Представь, сидим в кабинете, перед нами пять экранов (прямо как на Шаболовке), где мелькают серьезные красные лица и пинг-понгом летают повышенные тона. У некоторых из присутствующих не за горами прошлое в малиновых пиджаках. Я только и успевала ловить русские непереводимые перлы. Мой канадский руководитель постоянно спрашивал, все ли в порядке, в чем мы провинились. В общем, в России подход к бизнесу размером организации не меряется. Дальше – wealth management sector, но даже директорские должности меня тут не впечатляли.

Мы подобрались к завязке.

Во мне зародилась полемика примерно следующего толка: «Детей у тебя нет, но есть ипотека. Уйдешь из компании и потеряешь стабильную зарплату, но есть же заначка». Я посчитала, и оказалось, сбережений мне хватит на год комфортного существования. И я положила увольнительное заявление на стол: так и так, решила стать художником.

Пока ты была на «серьезных» работах, ты продолжала заниматься творчеством?

С четырех лет, когда мне подарили первые фломастеры, я не прекращала рисовать. Человечки в разрезе, мебель, дома. Даже думалось, может, выйдет из меня архитектор. Итого до 2015 года я медленно рисовала в стол, а тут сделала однозначный выбор, загнала себя в жесткие рамки и взялась за кисти. Некоторые умеют сидеть на двух стульях одновременно, но это не про меня. Мой принцип «все яйца в одну корзину».

У меня стало получаться почти сразу. Как помню, первую картину, на не лучшем холсте, я продала за 99 фунтов в Тайвань. Ого, интернет сработал. И я начала загружать больше работ в онлайн-галереи. Через некоторое время цена подросла и появилось ощущение, что этим можно жить. То есть это не просто хобби, а нормальные деньги, которыми ты оплачиваешь ипотеку и не паришься.

Огромную поддержку мне тогда оказала сестра, наставлявшая делать меня фотографии работ хорошего качества. Да и слышать от нее обнадеживающее «Соберись!» было очень приятно. Некоторые люди, как она, рождены быть предпринимателями, а я – нет. Я про себя поняла, что быть художником очень удобно. Работаешь сам на себя, не надо нанимать людей и управлять ими. Я это умею, но не люблю. Это сейчас, как только я разобралась с внутренней арт-кухней и осознала объемы, я осознала, что одной все делать невозможно. Если я хочу расти, нужны помощники и ресурсы. Я больше мыслю задачами, а не людьми.

Многие художники, осознав неиссякаемую тягу к этому занятию, спешат в арт-галереи. Ты их противница. Почему?

5.jpg

Давай я попробую сравнить со своими коллекциями Migration и Connected, где главной темой являются бумажные самолетики. Это фантомные копии людей, которые нагружают города, а потом хаотично бегут. Большинство летит в одну сторону, но есть один малый, который затесался в облачных бурях и идет против течения. Это и есть я! Я, индивидуалист по натуре, утверждаю, что век галерей прошел. По началу я думала, что нарисую все, что им требуется. Но это не правильный подход под кого-то подстраиваться. Это значит, что у тебя нет стиля, а, следовательно, ты уже неинтересен. Нужно творить то, в чем ты себя нашел, а потом предлагать это на реализацию.

Еще я не понимаю, как эта система должна функционировать, чтобы малому бизнесу, отдающему до 50% агентских, можно было нормально зарабатывать. Небольшие выставки планируются за 4-5 месяцев, хорошие – за 2 года вперед. Но, блин, нужно же жить сейчас! И я приняла решение, что если меня не берут, тогда я буду расти сама по себе, чтобы галереи сами выстроились ко мне в очередь.

Неужели у тебя не было мечты выставиться в стильной лондонской студии, пообщаться с гостями, попить шампанское?

Ты все правильно говоришь. И более быстро выброшенных денег я после этого не видела. Я сняла студию за 1000 фунтов в неделю, привезла просекко и закусок фунтов на 200, напечатала красивые пригласительные, отправила друзьям и знакомым и… никто не пришел.

Вообще?

Я имею в виду клиентов. Я ничего не продала. Это была дорогая ошибка, из которой я поняла, что если это не галерея с крутым списком приглашенных, то и ввязываться нечего. Зато я сделала много эффектных и солидных фоток, которые впоследствии продали мои картины. В основном, в Америку. Еще я придумала, что я сделаю галерею у себя дома, где как раз закончился ремонт, и весь Уимблдон будет приходить ко мне в гости. Англичане ведь если хотят купить что-то дорогое, всегда хотят «пощупать» это перед покупкой. А дома фантазию включать не надо: отлично видно, как картина смотрится в интерьере.

С учетом того, что в Лондоне больше людей арендует квартиры, чем владеет своими, вопрос с преображением жилища без грандиозных чрезвычайно важен.

На это у меня есть отличная история. Как-то мой бойфренд продавал дом и никак не мог справиться с этой задачей больше полугода. Главная проблема викторианской постройки – сырость. Один клиент сливался за другим, пока я не решилась взять все в свои руки и не привезла картины. Развесила их по стенам, прикрыв все разводы, – и тут же нашлись покупатели. Мы им честно: есть сырость, но цена при этом вот такая. Они попросили сделать новый отчет, и оказалось, что ситуация с влажностью даже хуже. Мы были очень близки к подписанию договора, а новая вводная затягивала это процесс еще на пару недель. И тут мне звонит агент. «У меня никогда не было таких просьб, – говорит он, – но клиенты готовы на сделку по прежней цене, если вы оставите картину на стене». Пойдя им навстречу, договор мы успешно подписали. И у меня тогда возникла мысль: в Лондоне же полно проблемных домов, и даже маленькие рисунки могут преобразить страшные квартиры. В ближайшее время пойду знакомиться с агентствами по недвижимости и опробую новую нишу. Любопытно, если бы не случай, моего броска мысли для такого нестандартного решения не хватило бы.

Бывает ли у тебя «проблема чистого листа»?

2.jpg

Я всегда сажусь за холст и знаю, что буду рисовать. Мне легче сделать что-то «на свободку», чем выполнять на заказ. В этом случае я культивирую свое видение, а не ожидания заказчика. В самом начале я сталкивалась с проблемой «любимцев», которые хочется сохранить для себя. Но лучшая картина не та, что висит у меня на стене, а та, которую я нарисую в будущем.

Где прячется твое вдохновение?

Я читаю и смотрю биографии. Из последних, к примеру, Фрэнсис Бэкон. Набравшись знаний, бегу на выставку художника. Там, где есть инсталляции, я всегда среди первых посетителей. В Лондоне постоянно проходят ярмарки, которые меня вдохновляют и где можно пообщаться, развеяться и получить обратную связь. И не забывай про инстаграм, в котором я подписана на именитые галереи и авторов со всего мира. Они помогают мне держать руку на пульсе. Где-то я опережаю тенденции, где-то я уже позади. Геометрия, яркие цвета, минимализм – то, что движет сейчас миром и что можно найти в моих работах. Начинающим творцам я рекомендую не кичиться воровством. Но не тем, что точь-в-точь копирует оригинал, а тем, что способно ухватить чью-то мысль и предложить решение, завернутое в уникальный стиль и собственное видение.

Твои работы можно отнести к современному искусству?

Я все-таки – декоративное искусство. Оно про уют, про то, как с моей картиной будут жить люди. Есть художники, которые горят большой идеей, но я творю, чтобы сделать каждого человека счастливым и заработать на свою независимость. Но, возможно, мне повезет, и кто-нибудь скажет, что этот интерьерный художник перевернул мир. Я немного чувствую себя первооткрывателем, потому что завела инстаграм-блог, в котором делюсь опытом в этой индустрии. Таких материалов много на английском, но на русском их нигде не найти. Так что подписывайтесь!

И самое время для заключительной истории, которая у тебя наверняка есть.

Я считаю, что надо иметь огромную, как будто даже не реалистичную мечту, но чтобы она была связана с живыми людьми и конкретными обстоятельствами. Я придумала, что однажды мне позвонит Ричард Брэнсон и скажет: «Юля, давно хочу увидеть твои картины с самолетами в вип-ложе Virgin Galactic». Я нафантазировала и отпустила туда же, во вселенную. А тут у меня покупает картину CEO одной трэвел-компании, и я с ним своей мечтой небрежно поделилась. Через пять минут мне на почту прилетает его фотография с Брэнсоном. Что-как?! Оказалось, у него подписан эксклюзивный контракт с Virgin Galactic на отправление всех австралийских туристов в космос. Я его обязала, чтобы он обязательно сфотографировал Брэнсона с моей картиной, когда тот их навестит. Снимок пока не пришел, но я не опускаю руки.